Алмазбек Атамбаев высказался о спекуляциях вокруг внешнего долга Кыргызстана

Алмазбек Атамбаев высказался о спекуляциях вокруг внешнего долга Кыргызстана

«К сожалению, сегодня мы живем в эру «постправды» – когда важна эмоциональная окраска подаваемого, а не сама действительность. Умелые политиканы и ангажированные СМИ теперь легко могут выдавать ложь за правду», - заявил в своем материале о спекуляциях вокруг внешнего долга Кыргызстана экс-президент страны, председатель СДПК Алмазбек Атамбаев.

В своей статье он отметил:

«Кыргызстану можно объявлять дефолт», «Кыргызстан – государство-банкрот», - такие заголовки встречаются в интернет-изданиях, причем обязательно указывается, что основная вина лежит на руководителях, которые работали в президентский срок Атамбаева. И, конечно, на самом Атамбаеве. Люди, работавшие на пределе своих сил, вдруг стали преступниками, а проекты, вырвавшие страну из тьмы и застоя, стали «обузой для страны».

Мне многие предлагают отмолчаться. Мол, «…пройдет немного времени, и все станет на свои места, ложь окажется ложью, а правда свою дорогу к людям найдет». Но, анализируя современную ситуацию в мире, регионе и стране, все более убеждаюсь в том, новые информационные технологии позволяют «фейковым» (поддельным, ложным) новостям достигать зомбирующего эффекта гораздо чаще и быстрее, чем это достигалось в прежние годы. Эта болезнь беспокоит не только нас в Кыргызстане. Проблемой «фейковых новостей» всерьез занимаются в США и странах Европы.

Сегодня спекулянты от политики кричат о том, что при Атамбаеве внешний долг увеличился на миллиард долл. США и достиг 3 миллиардов $800 миллионов, но при этом совершенно игнорируют тот факт, что если внешний долг вырос в долларах на 47,2 процента, а в сомах на 115,4 процента, то номинальный ВВП в сомах вырос на 132,5 процента, а в долларах США – на 58,5 процента (В данных по внешнему долгу учтено списание Россией в феврале 2018-го года долга в $240 миллионов, так как соглашение о списании этой последней части внешнего долга перед Россией было подписано в июне 2017 года в ходе моего визита в Москву. – Прим. авт.).

Везде, по всему миру, оценивая платежеспособность той или иной страны, экономисты смотрят на соотношение внешнего долга к ВВП, а не на номинальную величину долга – иначе это просто похоже на спекуляции. Или за рост ВВП отвечали другие, а за рост долга Атамбаев? Рассматривать рост внешнего долга без роста экономики, в абсолютной, а не сравнительной величине – это обыкновенное шулерство и подмена понятий, а не экономический анализ. Даже с учетом того, что кредиты мы брали в долларах, а массовое обесценивание валютных курсов и кризисная ситуация на всей территории СНГ приводила к сложностям с выплатой внешнего долга, Кыргызстан смог благодаря грамотной монетарной политике удержать курс своей валюты на должном уровне, чтобы соотношение внешнего долга/ВВП продолжило снижаться.

Источник: Министерство Финансов Кыргызской Республики. Соотношение за 2017-ый год взято с учетом списанного Россией в феврале текущего года госдолга в $240 миллионов, договоренность о списании которого была сделана в президентский срок Атамбаева.
http://minfin.kg/ru/novosti/mamlekettik-karyz/gosudarstvennyy-dolg.html

Атамбаев принял страну с ВВП в 212 миллиардов сомов ($4 миллиарда 510 миллионов) и внешним долгом, составляющим 58 процентов от ВВП, и передал ее с ВВП в 493 миллиарда сомов ($7 миллиардов 144 миллионов) и внешним долгом в 53,8 процента от ВВП. То есть мы снизили долговое бремя на 4 процента. Но в этот период за счет внешней помощи Кыргызстан реализовал крупнейшие проекты по развитию транспортной и энергетической инфраструктуры.

Когда наше правительство обвиняют в «жизни взаймы», хочу напомнить, что взаймы Кыргызстан жил только при Акаеве, когда долговая нагрузка превышала 100 процентов от ВВП. И в отличие от Акаева мы не брали кредиты на программы, подобные PESAK, которые уничтожили промышленность страны, и не брали кредиты на закупку австралийских баранов-мериносов.

Источник: Министерство финансов КР. Сумма за 2017-й взята с учетом списанного Россией госдолга в $240 миллионов, договоренность о списании которого была сделана в президентский срок Атамбаева.
http://www.stat.kg/ru/opendata/

Примечание к таблице: Данные по внешнему долгу в таблице конвертированы из долларов США в сомы по курсу на конец указанного года. Например, в графе за 2010 год указана с учетом курса 47 сомов за 1 доллар США, а за 2017-й сумма внешнего долга указана с учетом курса 69 сомов за 1 доллар США.

Согласно прогнозному отчету Всемирного банка – Global Economic Forecasts, рост экономики в Кыргызстане будет превышать средние показатели по Центральной Азии и Восточной Европе. Рост ВВП и прогнозы Всемирного банка о его будущем росте доказывают, что инвестиции в инфраструктурные проекты были абсолютно правильно выбраны.

При этом кредиты брались только для решения двух главных на тот момент проблем для национальной безопасности Кыргызстана, — это энергетика и дороги.

Хочу напомнить немного о том, в какой ситуации были эти отрасли до моего премьерства и президентства. Страна постоянно испытывала нехватку электроэнергии, особенно зимой. Ежедневные веерные отключения были обычным явлением. Отключали и жилые дома, и предприятия. В Бишкеке начали замораживать новое строительство из-за нехватки электроэнергии. Начали отрезать трехфазное электричество в жилых домах по всей стране. В аилах сельчане давали взятку электрику, что бы на время похорон в доме покойного был свет. Вы хотели бы сегодня жить так же?

Нехватка электроэнергии делала нас зависимыми от соседних республик, а поставки газа и вовсе превратились в средство шантажа и выбивания очередных внешнеполитических уступок от нашей страны, в том числе в территориальных вопросах.

Кроме того, до строительства подстанций «Датка» и «Кемин» и одноименной линии ЛЭП «Датка-Кемин», Кыргызстан не мог самостоятельно распоряжаться даже той электроэнергией, которую сам производил на каскаде Токтогульской ГЭС. Более того, за транзит нашей электроэнергии, с юга на север страны ежегодно страна платила $10-12 миллионов. А уже при мне соседи стали говорить о том, что пора платить за транзит не менее $30 миллионов в год. То есть, например, за 20 лет (это срок кредита Эксимбанка) мы бы заплатили только за транзит своего электричества $600 миллионов.

В таких условиях мною было принято решение бросить все силы и ресурсы на решение вопросов энергоснабжения страны. Была поставлена задача добиться полной энергодостаточности и энергонезависимости. (В следующей статье я расскажу о том, как решалась эта задача, а также остановлюсь на спекуляциях вокруг реконструкции бишкекской ТЭЦ.)

В такой же плохой ситуации как энергетика находилась и транспортная, дорожная инфраструктура страны. Из-за отсутствия дорог люди из соседних районов и даже сел юга страны часто были вынуждены добираться друг к другу через территории соседних стран. И междугородние, и внутренние дороги республики были полностью разбиты. Такая ситуация с дорогами была даже в столице страны, не говоря уже об областях и районных центрах.

Сегодня много грязи выливается на проект альтернативной дороги «Север-Юг», как и на все другие проекты Атамбаева. Мы забываем при этом, что 6 миллионной стране иметь только одну кровеносную артерию для соединения двух её частей было чрезвычайно опасно. Потенциально возможный в нашем сейсмически-опасном горном ландшафте природный катаклизм на Тоо-Ашуу может привести к полной потере связи со всем Югом страны на годы. Такой же катастрофой может всегда стать, к сожалению, и взрыв бензовоза в туннеле либо теракт.

Да и ситуация тогда была крайне непростая. Я хочу напомнить, как отключали газ всему югу Кыргызстана и заводили войска на территорию Кыргызстана с целью спровоцировать военный конфликт. Поэтому в той непростой обстановке было принято единственно верное решение: Кыргызстан должен добиться энергетической и транспортной независимости. И для этого надо изыскать необходимые финансовые ресурсы. Вот почему мы брали кредиты только на энергетику и на дороги. Конечно, можно было бы не брать кредиты и сидеть до сих пор без света, и без дорог, не развивать экономику, не думать о будущем. И так, видимо, думают теперь некоторые руководители страны.

Что же надо делать, чтобы внешний долг не угрожал безопасности страны? Ответ лежит на поверхности: надо развивать экономику. Если нынешние власти за свои 6 лет продолжат также работать, увеличивая и реальный и номинальный ВВП без кредитов, то через 6 лет отношение внешнего долга к ВВП составит всего 23,35 процента. Другое дело – надо серьезно обдумывать шаги и настроить команду на решительные, но созидательные действия. Поддержать тех, кто умеет работать, дать им защиту и уверенность. По собственному опыту знаю – сделать это непросто, нужна огромная политическая воля.

И помимо развития экономики никто не мешает сегодняшним руководителям поработать, как это делали мы, над списанием долгов страны и привлечением финансовой и технической помощи от дружеских стран. Приведу некоторые цифры:

По данным отдела внешней политики аппарата президента (по состоянию на 1 мая 2017 года) за период моего премьерства и президентствабыло подписано соглашений на получение безвозмездной грантовой помощи на общую сумму $2,9 миллиарда, в том числе:

•    В рамках ПГИ – $1 миллиард 860 миллионов (в том числе $160,8 миллиона в 2017-2019 годах);
•    Грантовая помощь ФРГ – 112 миллионов евро или $133,6 миллиона;
•    Грантовая помощь Корейского агентства по международному сотрудничеству – $26,4 миллиона;
•    Грантовая помощь КНР – $316,3 миллиона;
•    Грантовая помощь России – $589 миллионов.

Также хочу напомнить и о $500 миллионах, которые Российская Федерация внесла в уставной фонд Российско-Кыргызского Фонда Развития, а фактически безвозмездно передала на развитие экономики страны. При этом до конца 2017 года в наш бюджет от России поступило еще грантов на сумму более $50 миллионов, а от КНР тоже дополнительно поступили грантовые средства на ремонт дорог Бишкека. А многие гранты, о которых мы договорились, будут поступать еще несколько лет.

С учетом всех этих данных наглядно видим, что за годы моего руководства страной команда Атамбаева смогла привлечь в Кыргызстан грантовой (безвозмездной) помощи от зарубежных стран и международных финансовых институтов на сумму более $3,5 миллиарда, большая часть из которых уже получена.

Кроме этого, за годы моего президентства была достигнута договоренность о списании внешних долгов Кыргызстана на сумму $554,4 миллиона, в том числе:

•    $488,9 миллиона - долг перед Россией;
•    $49,2 миллиона – долг перед Турцией;
•    $14,8 миллиона – долг перед ФРГ;
•    $1,5 миллиона – долг перед Эксимбанком Китая.

На сегодня все эти долги уже списаны. С учетом вышеуказанного получается, что за годы моего руководства страной Кыргызстан привлек безвозмездной помощи на сумму более $3,5 миллиарда и добился списания долгов на сумму более $550 миллионов. Общий итог - более $4 миллиардов. Это больше, чем весь внешний долг страны, накопленный за 27 лет.

Здесь я, конечно же, хотел бы от всего сердца еще раз поблагодарить руководителей дружеских стран, которые помогали нам в эти непростые годы, и, в первую очередь президента России В.В.Путина, председателя КНР Си Цзиньпина, канцлера ФРГ Ангелу Меркель, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, председателя Еврокомиссии Ж.К.Юнкера.

Я помню, как наши некоторые газеты называли меня в те годы «президентом-попрошайкой». Но в Кыргызстане 2010-2013 годов с энергетическим коллапсом, опустошенным Бакиевыми бюджетом, вывезенными им и его сыном Максимом банковскими средствами, с непогашенным этническим конфликтом, пострадавшими от пожаров во время этнического конфликта городами, лазанием через заборы представителей оппозиции, перекрытиями дорог и захватами областных администраций – в череде трех лет жесточайшего кризиса говорить об инвестициях в страну было невозможно – страна могла пойти по стандартному сценарию саморазрушения «Арабской весны». Само выживание страны, ее стабилизация, зависело от того, смогут ли Атамбаев и его команда привлечь достаточно средств для того, чтобы страна хотя бы выжила в эти непростые годы.

Наши усилия не прошли даром! За годы моего руководства Кыргызстан, добился энергетической и транспортной независимости, вышел из разряда бедных стран по классификации Всемирного банка и получил кредитный рейтинг B, провел образцовые парламентские и президентские выборы. А я прекрасно помню прогнозы международных экспертов в 10-м году, что Кыргызстан является «failedstate» - «несостоявшимся государством». И надо никогда не забывать о том, что один из тогдашних президентов предлагал соседним государствам просто разделить Кыргызстан на три части. Это было всего 8 лет назад!

Учитывая сегодняшние спекуляции о китайской экспансии, о якобы существующей угрозе передачи нашей земли и месторождений за долги, хочу особо остановится на этих вопросах. Факты упрямая вещь! И вы видите, что за годы моего руководства страной Китай выделил нам только грантовой помощи на сумму около $400 миллионов. Хочу напомнить, что именно наш великий сосед Китай выделил нам и льготные кредиты для достижения энергетической и транспортной независимости, когда все богатые западные страны и финансовые институты отказались это делать.

У нас также была предварительная договоренность с Китаем о создании фонда развития по примеру Российско-Кыргызского Фонда Развития, и Китай, наверное, выделил бы нам в этот фонд не меньшие средства, чем Россия.

Хочу напомнить, что Китай просто-напросто списал многомиллионные долги Мозамбику, Йемену, Зимбабве и некоторым другим странам. Китай уже списал долг Кыргызстану на сумму в $1,5 миллиона. А ведь это была первая ласточка!

И я полностью согласен с великим лидером Китая, председателем Си Цзиньпином, который сказал мне в апреле текущего года во время двусторонней встречи: «Мы помогаем вам бескорыстно. Мы хотим, чтобы ваша страна развивалась и процветала».

В заключение я также хотел бы коротко ответить тем клеветникам и врунам, которые пишут, что мы залезли в долги, чтобы построить и реконструировать такие объекты, как ипподром в Чолпон-Ате и Исторический музей. Все эти объекты, в том числе Мемориал жертвам восстания 1916-го года, мост в городе Оше, жилые дома для силовиков и многие другие были построены за счет грантов, и это легко проверить.

Помимо программных грантов уже заложенных в бюджете в программе государственных инвестиций, нам удавалось ежегодно получать ещё дополнительные гранты от дружеских стран. В соответствии с законом эти внеплановые гранты сначала зачислялись в бюджет, а затем направлялись на расходы. Поэтому два раза в год мы принимали в правительстве и в парламенте поправки об увеличении доходной части бюджета и соответственно расходной части. Именно за счёт этих внеплановых грантов были построены и реконструированы все вышеуказанные объекты. Ведь в переводе на нашу валюту эти гранты составляли миллиарды сомов! Например, реконструкция Исторического музея сначала проводилась за счет средств, выделенных турецкой организацией TIKA, а завершена уже за счёт гранта России, который естественно сначала был зачислен в бюджет. Вот так это было! А ведь, помимо этих грантов на сумму $3,5 миллиарда, немалую помощь мы привлекли и из других источников. Вот, например, «Газпром» вложил и вкладывает миллионы долларов в строительство физкультурно-оздоровительных комплексов по всей стране, не говоря уже о строительстве суперсовременной школы в городе Бишкек.

Никто не мешает новому руководству Кыргызстана работать над развитием экономики, привлечением новых инвестиций, как это делали мы в 2011-2017 годы. Добивайтесь списания внешнего долга! Привозите гранты! Развивайте экономику! Боритесь с реальной коррупцией и реальными коррупционерами! Один лишь факт: в 2017-м году благодаря борьбе с коррупцией мы вернули в бюджет 8,5 миллиарда сомов – сумму, покрывающую более половины дефицита бюджета страны на тот год. Когда Кулматов руководил таможней, он за три года увеличил таможенные сборы в три раза. Сегодня он сидит в тюрьме, а таможней «рулит» серый кардинал – «Раим-миллион».

Кто может работать – тот находит решение проблем, кто не может – находит отговорки!»

29 сентября. В Кыргызстане за сутки выявлено 167 случаев коронавируса
Главная новость

29 сентября. В Кыргызстане за сутки выявлено 167 случаев коронавируса