05.02.2021 12:48

«Институт Медиа Полиси» прокомментировал законность допросов членов штаба Сегизбаева и блогера Барабиной

«Институт Медиа Полиси» прокомментировал законность допросов членов штаба Сегизбаева и блогера Барабиной

Ранее в СМИ и социальных сетях появился скриншот постановления Первомайского районного суда Бишкека, согласно которому в домах ряда сотрудников предвыборного штаба Абдиля Сегизбаева и блогера Юлии Барабиной произведены обыски, а сами они вызваны на допрос.

Кроме постановления о разрешении на проведение следственного действия, нет других документов. ОФ «Институт Медиа Полиси» прокомментировал информацию, указанную в документе.

«Согласно постановления о разрешении на проведение следственного действия, материалы досудебного производства зарегистрированы в ЕРПП 15 января 2021 года по факту публикации в социальной сети Facebook провокационных материалов, направленных на возбуждение межнациональной и региональной розни.

В обосновании ходатайства следователь указывает, что отдельные деструктивно настроенные силы, преследуя свои корыстные цели, пытались манипулировать общественным мнением. Но в законодательстве КР нет такого правонарушения. В этой связи это всего лишь мнение следователя, которое по какой-то причине указано в постановлении.

Далее следователь пишет, что эти люди (группа) систематически писали провокационные публикации: «Китайский след», «В госрезиденции живет зэк», «Кыргызстан: два психа у власти», «Бакиевы и их реанимация в политике. Шокирующие подробности», «Бакиевы. Реванш у власти», направленные на возбуждение у широких масс нетерпимости по национальному и региональному признаку, а также побуждению граждан к насильственным действиям. Однако в постановлении снова не указывается, какие именно комментарии были сочтены следствием подпадающими под статью 313 УК КР «Возбуждение расовой, этнической, национальной, религиозной или межрегиональной вражды (розни)».

Более того, следствие указывает, что «данная группа — площадка для размещения комментариев провокационного характера с признаками призывов к насильственному захвату власти и возбуждения расовой, этнической, региональной и межрегиональной вражды». Из чего следует, что комментарии писали не сотрудники пиар-службы кандидата в президенты, а некие третьи лица - комментаторы. То есть сотрудников пиар-службы кандидата хотят привлечь к уголовной ответственности и посадить на более чем 5 лет за то, что они сами даже не писали. На данный момент даже неизвестно, о каких комментариях идет речь, и действительно ли они возбуждают рознь и призывают к насилию.

В соответствии с требованиями ст. 205 УПК КР основанием для производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в помещении или ином месте либо у лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела и (или) дела о проступке, в том числе обнаружение имущества, подлежащего аресту. Соответственно, суд должен вынести мотивированное постановление об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении ходатайства следователя.

Однако в нашем случае суд в мотивировочной части лишь механически указал: «обстоятельства и доводы, приведенные следователем в ходатайстве, полностью подтверждаются представленными в суд материалами». Суд не раскрывает, почему удовлетворяется ходатайство следователя, почему необходимо проникновение в жилище помимо воли собственника. Также не описано судом, какие именно материалы и сведения положены в основу, чтобы полагать, что в доме у вышеуказанных лиц могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые имеют значение для уголовного дела.

Кстати, в Кыргызстане не в первый раз за последние годы правоохранительные органы используют уголовную статью о возбуждении розни как предлог. К примеру, ГКНБ в конце 2019 года  вел досудебное производство в отношении блогера Автандила Жоробекова за то, что под его  публикацией, где он обвинял президента Сооронбая Жээнбекова и его окружение в коррупции, «вызвал агрессивные комментарии пользователей соцсетей». «[Посты Жоробекова] разделили пользователей на противоборствующие группы, вызвали обоюдные оскорбительные комментарии, что в итоге привело к возбуждению у людей чувства ненависти друг к другу в виде разжигания межрегиональной розни», — утверждали в ГКНБ. Впоследствии дело в отношении блогера было прекращено.

Данное уголовное дело в отношении сотрудников пиар-службы, если исходить из имеющейся на данном этапе информации, так же, как и в своё время дело Автандила Жоробекова, выглядит как надуманное, и имеющее целью преследование людей за то, что они работали на оппонента действующей власти, иначе говоря, за инакомыслие.

В связи с вышеизложенным, по этому делу должно быть проведено объективное и всестороннее исследование материалов дела и в случае отсутствия признаков возбуждения вражды, досудебное производство должно быть немедленно прекращено. 

Данное дело снова возвращает нас к дискуссии о необходимости внесения изменений в статью 313 УК КР «Возбуждение расовой, этнической, национальной, религиозной или межрегиональной вражды (розни)». Статья 313 Уголовного кодекса КР по своей тяжести относится к тяжким преступлениям, поскольку предусматривает наказание в виде лишения свободы от пяти лет до семи лет шести месяцев, а если будет инкриминировано совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору - от семи лет шести месяцев до десяти лет лишения свободы.

То есть, за высказанное слово или публикацию комментария с группой лиц можно получить наказание от семи лет шести месяцев до десяти лет лишения свободы. Что интересно, к примеру, за незаконное обогащение для должностного лица, занимающего ответственное положение, предусмотрено наказание в Уголовном кодексе КР в виде лишения свободы от пяти лет до семи лет шести месяцев. А для других должностных лиц - от двух лет шести месяцев до пяти лет лишения свободы.

Действующая редакция Уголовного кодекса КР когда-то была заимствована из редакции Уголовного кодекса Российской Федерации. Однако, в 2018 году Российская Федерация пошла по пути гуманизации и предусмотрела за эти же действия, если совершены впервые - административное наказание в виде штрафа. Уголовное дело по этой статье возбуждается только если лицо, получившее административное наказание в дальнейшем совершает эти же действия. Но даже при этом, у российского суда имеется альтернатива назначения наказания в виде штрафа в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишение свободы на срок от двух до пяти лет.

У нас же получается, что без какого-либо административного наказания, сразу назначается наказание в виде лишения свободы от пяти лет (если совершено единолично). И у суда нет возможности назначить наказание другого вида.

Стоит отметить, что в рамках Универсального Периодического Обзора (УПО) за 2015-2019 гг. Кыргызстану дана рекомендация о необходимости приведения статьи 313 Уголовного кодекса в соответствие с пунктом 3 статьи 19 и пунктом 2 статьи 20 Международного пакта о гражданских и политических правах. Согласно пункту 3 статьи 6 Конституции Кыргызстана, «Вступившие в установленном законом порядке в силу международные договоры, участницей которых является Кыргызская Республика, а также общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики. Порядок и условия применения международных договоров и общепризнанных принципов и норм международного права определяются законами.». В этой связи Кыргызстан в соответствии с принятыми на себя обязательствами должен вносить изменения в действующее законодательство в целях имплементации международных норм в национальное законодательство.

Статья 313 Уголовного кодекса КР, не говоря уже о нормах МПГПП, противоречит требованиям статьи 20 Конституции КР. Так, согласно части 2 данной статьи Конституции КР права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Конституцией и законами в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц. Вводимые ограничения должны быть соразмерными указанным целям.

Из чего следует, что одной из главных составляющих, в ограничении прав человека, является соразмерность этих ограничений. И за высказывание, которое по своей сути не повлекло последствий, назначить наказание в виде лишения свободы от пяти лет, является неконституционным и, следовательно, недопустимым».

4 марта. В Кыргызстане за сутки выявлено 54 случая коронавируса
Главная новость

4 марта. В Кыргызстане за сутки выявлено 54 случая коронавируса