02.10.2019 14:17

«Институт Медиа Полиси»: ранее неозвученные подробности нападения на оператора «Азаттык»

«Институт Медиа Полиси»: ранее неозвученные подробности нападения на оператора «Азаттык»

ОФ «Институт Медиа Полиси», который защищает права журналистов «Азаттык Медиа» из-за нападения на них в Оше, рассказал подробности инцидента. Кроме того, правозащитники составили ряд вопросов к следствию по данному делу.

Приводим подробности происшествия полностью:

Об инциденте

28 сентября 2019 года рано утром в Оше во время съемки с помощью дрона на оператора «Азаттык Медиа» Айбека Кулчуманова напали неизвестные.

Около 7:00 журналист вел подсъемки города на улице Ленина для журналистского расследования, связанного с Райымбеком Матраимовым. Съемка велась на высоте 100-150 метров, оператор снимал общую местность по улице Ленина.

После десяти минут съемок, когда зарядка дрона стала садиться (со слов Кулчуманова, на момент инцидента объем заряда составлял 11%), журналист стал сажать дрон над заведением Sky bar. В этот момент внезапно неизвестный сзади ударил журналиста, отобрал пульт дистанционного управления от дрона. По словам оператора, дрон на тот момент был над крышей Sky bar, после чего пропал из виду.

Затем подошли еще трое неизвестных и вместе с пультом отобрали мобильный телефон оператора. У водителя, сопровождавшего журналиста, отняли ключи от машины, а также находившиеся в автомобиле камеру, штатив от камеры.

В течение нескольких часов шестеро неизвестных не отпускали оператора вместе с водителем, не допускали их к средствам связи, озвучивали угрозы, принудили их к совместному поиску дрона.

Ближе к обеду Айбек Кулчуманов в сопровождении адвоката и местного корреспондента «Азаттыка» Ыдырыса Исакова обратился в правоохранительные органы с заявлением по данному факту. Заявление было зарегистрировано по ст. 210 «Грабеж» в ЕРПП.

В свою очередь в правоохранительные органы поступило встречное заявление в отношении оператора о вмешательстве в частную жизнь. Также поступило сообщение от мужчины о получении травмы из-за падения дрона на голову.

30 сентября 2019 года редакция «Азаттыка» сообщила, что одним из нападавших был племянник Райымбека Матраимова.

Сейчас оператор проходит медицинское освидетельствование и участвует в следственных мероприятиях.

ОФ «Институт Медиа Полиси» сделал несколько выводов и отмечает, что осталось несколько вопросов без ответа

Вопросы по дрону

Известно, что в день инцидента после обращения с заявлением лица, напавшие на Айбека Кулчуманова, самостоятельно принесли изъятую технику в милицию, за исключением дрона. Со слов этих лиц, дрон находился во дворе Райымбека Матраимова, куда он якобы упал. После чего следователь вместе с этими людьми поехал изымать дрон с места происшествия.

В ОФ подчеркивают, что модель дрона обладает интеллектуальной памятью, которая позволяет возвращать дрон в точку взлета, если батарея разряжается.

В данном случае дрон взлетел со стороны старой мэрии, следовательно, туда и должен был вернуться. Айбек Кулчуманов также отмечает тот факт, что зарядка в момент посадки составляла 11 процентов. Это никак не позволяет дрону пролететь расстояние между баром, над которым дрон находился в момент нападения, и частной собственностью Матраимова, где якобы следователем был изъят дрон (примерное расстояние 600-700 метров).

30 сентября вечером следователь предоставил возможность Айбеку Кулчуманову осмотреть дрон, который оказался разбитым. Со слов оператора, на первый взгляд сложно определить, получены ли повреждения от падения либо от физического воздействия, вместе с тем флеш-карта имеет потертости, которые не могли быть получены от падения.

На данный момент имеются следующие вопросы

Действительно ли дрон упал на частную территорию, где он якобы был найден следователем? Поскольку, со слов журналиста, зарядка в момент посадки составляла 11 процентов.

Каким образом флешка, где хранилась видеозапись, оказалась поврежденной, если сам слот не деформирован?

Почему Айбек Кулчуманов и его адвокат не были приглашены на осмотр места происшествия согласно уголовно-процессуальному законодательству?

В ОФ «Институт Медиа Полиси» напоминают, что правоохранительным органам необходимо будет дать оценку действиям тех, кто самовольно изъял личные вещи Кулчуманова, его водителя и аппаратуру «Азаттык Медиа», а также применил действия насильственного характера.

Закон КР «О защите профессиональной деятельности журналиста» запрещает вмешательство в профессиональную деятельность журналиста, требование от него каких-либо сведений, полученных при исполнении профессиональных обязанностей.

Нарушение частной жизни или общественный интерес?

Заявление в отношении оператора «Азаттык Медиа» было зарегистрировано по статье 186 «Нарушение неприкосновенности частной жизни» УК КР. Но сейчас представители правоохранительных органов не дали информацию о заявителе и какое отношение он имеет к частной территории, где якобы был найден дрон (очевидно, что потерпевшим может выступать только владелец этого дома либо члены его семьи, непосредственно проживающие в этом доме).

Кроме того, воздушное пространство над определенной местностью не может выступать объектом частной жизни, полным и исключительным суверенитетом в отношении воздушного пространства обладает только Кыргызская Республика.

Норма статьи 186 УК КР предусматривает ответственность за «незаконный сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации о частной жизни человека без его согласия, кроме случаев, установленных законом».

В связи с чем следствие должно установить, является ли незаконным сбором информации проведение видеосъемки оператором в рамках проведения журналистского расследования.

По Закону КР «О защите профессиональной деятельности журналиста» государство гарантирует журналисту свободное получение и распространение информации, обеспечивает его защиту при осуществлении им профессиональной деятельности.

Закон устанавливает, что у журналиста не могут быть изъяты или подвергнуты досмотру материалы и документы, полученные в ходе журналистского расследования.

Журналисты утверждают, что видеосъемка проводилась исключительно в рамках продолжения «Азаттык Медиа» журналистского расследования общественной значимости.

Директор ОФ «Институт Медиа Полиси» Бегаим Усенова отмечает, что безопасность журналистов и борьба с безнаказанностью тех, кто оказывает на них давление, имеют принципиальное значение для защиты права на свободу слова.

«Свобода слова – это не только индивидуальное право человека, но это также и право общества на доступ к самой разной информации. В стране, где на журналиста можно безнаказанно напасть или воспрепятствовать его деятельности, страдает общество, принимаются нечестные решения, игнорируются права человека. В обстановке, безопасной для журналистов, граждане могут легче получить доступ к этой информации и, как результат, достигать многих целей, в том числе демократического управления, соблюдения прав человека, правосудия. Следует отметить, что государство не только должно воздерживаться от вмешательства в осуществление права на свободу слова и свободу прессы, но и обязано принимать активные меры и эффективную защиту нарушенных прав журналистов», - отметила она.

 

ТЭЦ Бишкека передают в руки иностранной компании? Подробности энергетической диверсии
Главная новость

ТЭЦ Бишкека передают в руки иностранной компании? Подробности энергетической диверсии